Глава 2. Симптомы: дефицит внимания

Представьте себе тёмный-тёмный двор: это наше сознание и всё, что в нём происходит. В этом дворе есть фонарь, который может освещать разные участки двора. Этот фонарь — наше внимание. Мы не способны ничего вспомнить, ни о чем подумать или сделать что-то, пока мы не направим на это своё внимание.

Не все фонари одинаковы. Они отличаются друг от друга во-первых, гибкостью и точностью управления: некоторые фонари довольно легко направить в нужное место и держать там нужное время, у других же крепление заржавело и не крутится как надо. Эта способность внимания (нашего фонаря) называется переключением. Во-вторых, фонарь может светить ярко и без перебоев, а может еле-еле и с постоянными перерывами. Эта способность внимания сосредотачиваться на объекте называется концентрацией. В-третьих, фонарь может осветить только определённое количество предметов одновременно: некоторые могут светить на полдвора, а некоторые — только перед собой. Способность внимания вмещать в себя одновременно больше или меньше предметов называется объёмом.

Так вот, если у вас СДВГ, вам достался сломанный фонарь. Двор вокруг него, всё остальное — в порядке, а фонарь поломан.

Во-первых, у него сломан переключатель, поэтому он крутится куда попало и освещает всё, кроме того, что действительно нужно. Куда ветер подует, туда и повернется. В жизни это проявляется сильнейшей отвлекаемостью буквально на любые посторонние стимулы. Пришло сообщение — нужно тут же прочитать. Кто-то чихнул рядом, и всё, мысль ушла. Сидела, писала письмо, вдруг вспомнила «ой, надо маме позвонить», — моментально забыла про письмо, пошла за телефоном, чтобы позвонить маме, по дороге увидела пыль на полке, пошла за тряпкой, чтобы ее протереть. Зашла в ванную, а там белье непостиранное, надо загрузить в машинку… В итоге проходит полчаса, а письмо не написано, пыль не протерта, и маме так и не позвонила.

Часто встречается сильная отвлекаемость на звуки вплоть до гиперчувствительности и непереносимости звуков. Для таких людей работать в шумном коллективе — пытка. Даже собственные мысли отвлекают: мысль пришла, и вы тут же забыли, о чем думали до неё. Разумеется, это бывает со всеми людьми, но люди с  СДВГ так живут всегда.

Иногда с фонарём  (нашим вниманием)  происходит нечто противоположное: его заклинивает намертво, и как бы мы ни пытались его переключить на что-то другое, он продолжает освещать все тот же участок двора. Это гиперфокус. Состояние, когда наше внимание настолько захвачено чем-то, что почти невозможно остановиться и заняться чем-то другим. Именно гиперфокус заставляет меня сидеть и редактировать этот текст, даже когда до выхода из дома осталось две минуты. В этот момент я знаю, что мне нужно выходить, что перед этим ещё нужно одеться и собрать вещи… Но как будто какая-то сила держит меня за ноутбуком и не даёт встать. Это и есть проблемы с переключением внимания, но для людей вокруг это будет выглядеть как необязательность, потому что на встречу я почти наверняка опоздаю.

Многие люди с СДВГ ждут гиперфокуса, потому что это может быть единственное состояние, когда они могут долго сидеть за работой. Но у него есть свои недостатки: если продолжать метафору с фонарём, то представьте, что он постоянно светит только в одну сторону. Все другие вещи остаются в темноте, и иногда это жизненно важные вещи: например, необходимость поесть и поспать. Сильный гиперфокус может приводить к истощению и выгоранию, поэтому его нужно контролировать. Мы вернемся к этому в главах, где я расскажу, как управлять вниманием и организовывать отдых. А пока давайте вернемся к нашему фонарю и его способности светить ровно, ярко и без перебоев: концентрации.

При СДВГ концентрация внимания слабая, поэтому очень сложно фокусироваться на задаче, особенно в течение долгого времени. Проще, если задача интересная или эмоционально окрашенная: в таком случае эмоции помогают концентрироваться. А вот делать какое-то не очень интересное, скучное дело — сплошная мука, внимание моментально начинает барахлить и отвлекаться на что угодно другое. По этой же причине людям с СДВГ очень быстро становится скучно даже очень интересное дело: бывает сложно смотреть фильмы, слушать других людей, заниматься спортом, даже играть в Playstation невозможно! Я знаю людей, которые смертельно скучают от игры в Mortal Combat и не способны посмотреть сериалы, у которых эпизод длится больше двадцати минут. Это скучно для них, и хочется отвлечься и заняться чем-то другим.

И ещё сложнее сохранять фокус на неприятных, утомительных или сложных задачах. Большинство людей с СДВГ из-за этого не читают инструкции к каким-то сложным приборам: им проще воткнуть его в розетку и попробовать “как-нибудь так”, чем разбираться в чем-то непонятном. Ведь там нужно поддерживать свое внимание и делать все по порядку, а это трудно. Действительно трудно и физически неприятно, некоторые люди говорят о физическом чувстве боли или мучения, когда нужно делать что-то, что делать не хочется. Я хочу сказать, что эта неспособность делать скучные, сложные или неприятные дела — это не прихоть людей с СДВГ, это буквальное физическое ощущение мучения, когда приходится это делать. Разумеется, это приводит к тому, что все скучные, сложные или неприятные дела (а это примерно 90% от всех наших дел) откладываются или не делаются никогда.

Представляете, насколько трудно с такой низкой концентрацией работать и вообще поддерживать свою жизнь на плаву? Ведь она во многом состоит из рутины, из привычных, повторяющихся дел, и именно эти дела у людей с СДВГ не делаются: посуда не моется, вещи не складываются, письма не пишутся, работа не работается. Многие такие люди говорят: “Я полностью потерял контроль над своей жизнью, моя жизнь — огромный хаос”.

Из-за того, что намеренно концентрироваться на чем-то трудно, люди с СДВГ частенько откладывают дела на последний момент. Когда сроки горят, у большинства людей возникает большое чувство тревоги, а то и паники, и эти эмоции помогают поддерживать внимание на задаче и все-таки ее сделать. Разумеется, так поступают все люди время от времени, но при СДВГ авральный метод может стать единственным возможным способом хоть что-то делать. Поэтому люди с СДВГ могут быть успешны в тех делах, где есть эмоции: соревновательность, четкие сжатые сроки, проектный метод работы, частая смена видов деятельности, командная работа. Всё это помогает поддерживать концентрацию внимания и не дать фонарю погаснуть.

Ну и, наконец, объём внимания: у людей с СДВГ он небольшой, в поле внимания одновременно помещается очень мало объектов. Значит, если я жарю сырники и мне нужно отойти, чтобы закрыть дверь за сыном, сырники в тот же момент исчезают из зоны освещения и я напрочь про них забываю. Прощайте, сырники. Как сказал один из участников обучающей группы для людей с СДВГ, “из сожжённых мной кастрюль можно было бы построить Великую китайскую стену”.

Если я выхожу из такси и слежу, не оставила ли я в нем ребенка, то из моего внимание выпадает все остальное — и вот уже такси уезжает с моими перчатками и зонтом. Люди с СДВГ теряют вещи. Много вещей. Перчатки, шапки, паспорта, зонты, книги, зарядки для смартфонов — всё, что можно потерять, будет потеряно, просто потому, что внимание не способно уследить за несколькими вещами сразу.

Словом, иметь дефицит внимания — физически неприятно, мешает делать дела и дорого обходится. Но это ещё не всё: в большинстве случаев симптомы СДВГ этим не ограничиваются